Активное воображение – практикующий этот метод воображения обращается только к своим образам и не использует внешние элементы, как, например, делается в направленном воображении, где вы начинаете с сознательно выбранного образа, или в медитативных практиках, где используются определенные мантры. В активном воображении процесс происходит между сознательной личностью и субъективным внутренним миром образов.

Эго-комплекс вступает в живые отношения с архетипическими образами бессознательного. Активное участие эго-комплекса направлено на формирование и развитие этих образов в качестве внутренних событий и вещей. Процесс может принимать самые различные формы: медитативные фантазии, рисование, автоматическое чирканье или письмо, диалоги с внутренним «Другим» (тень, анима, анимус и пр) и даже форму танца и музыки.

Дети только и занимаются, что активным воображением. Воображаемый партнер по играм, сказочные страны или другие фантазии, создаваемые эго ребенка, относятся к области активного воображения. Существует тесная связь  между активным воображением и переходным объектом, описанным Винникоттом, который очень важен для символообразующей функции психики.

Амплификация – перевод слова amplificare означает «расширить, раздуть, увеличить, умножить, вынести на яркий свет».  Это обогащение символа различными культурными объектными ассоциациями, которое постепенно или внезапно приводит к прояснению его значения и может спонтанно войти в сознание и стимулировать процесс трансформации. Амплификация не является линейным процессом, концентрическими кругами она вновь и вновь возвращается к выбранному символу.

Метод амплификации позволяет использовать способность символов трансформировать энергию и стимулирует трансцендентную функцию.

Знание мифологии, этнологии, сравнительной истории религий, символизма, сказок и т.д. является необходимым условием для продуктивного использования метода амплификаций , поскольку он дает аналитику реальное понимание глубины любого символа. Но нужно уметь донести это знание до клиента; аналитик не должен бояться делиться подобными аналогиями с клиентом, причем важно, чтобы эти аналогии подходили к ситуации клиента и в то же время соответствовали его способности их понять. Опасностью этого метода является затопление клиента амплификациями, которые он не  в состоянии переварить. Поэтому на практике не обходимо предлагать аналогии умеренно и тщательно взвесив, сможет ли клиент к ним отнестись эмоционально.

Есть красивая легенда про Будду, иллюстрирующая важность этого момента. По легенде Будда остановился в лесу и набрал охапку листьев. Он показал их ученикам и сказал, что также как листья в его руках такая малость по сравнению со всей листвой в лесу, его учение только немногое из того, что он знает, но он пытается передать ученикам только ту часть, которая будет полезна им для достижения просветления. Аналитику не следует давать клиенту больше зелья знаний, чем последнему необходимо и чем он сможет усвоить и интегрировать для решения своей проблемы. Передозировки в амплификации могут стать ядом или инфляцией, точно так же, как и передозировки лекарств в медицине.

К какому психическому материалу приложим метод амплификаций? Ко всему, что сознание может понять и инкорпорировать как истинный символ. Это относится не только к сновидениям, фантазиям, активному воображению, галлюцинациям, медитативным образам и пр., но и к воспоминаниям, внешним объектам и эмпирическим переживаниям, поскольку все они имеют символический характер для самого человека.

Анима/ Анимус – персонификация женского начала в бессознательном мужчины и мужского начала в бессознательном женщины. Эта психологическая бисексуальность  соответствует биологической реальности, ибо преобладающее количество мужских или женских генов является решающим фактором в определении пола. Меньшая часть генов противоположного пола формирует соответствующее проявление психики, которое обычно остается на заднем плане, в бессознательном. Являются самыми значительными архетипами.

В сновидениях анима, как правило, воплощается в образе женщин. Спектр персонажей очень широк: от проститутки и соблазнительницы до духовной проводницы. Анима несет в себе закон Эроса и подчиняется ему, поэтому развитие мужской анимы отражается в отношении мужчины к женщине. Идентификация с анимой может проявляться в подверженности перепадам настроения, в изнеженности и чрезмерной чувствительности. Юнг называл аниму архетипом самой жизни.

Анимус подчиняется закону Логоса. Идентификация проявляется у женщины в жесткости, стремлении отстаивать свою точку зрения и склонности к аргументации. Говоря о позитивной стороне анимуса, можно представить его как внутреннего мужчину, который, подобно мосту, соединяет эго женщины с творческими ресурсами  ее бессознательного.

Персона

Установку, те способы, которыми человек предъявляет себя внешнему миру и то, какое место он занимает в социуме, Юнг назвал персоной. Персона, в переводе с греческого – маска, которую надевали актеры во время представления. То есть, таким образом, они предъявляли своего персонажа зрителям.

Слово «персонаж» образовано от слова «персона» - тот, кто полностью состоит из персоны. Маска помогала актеру разтождествляться со своим персонажем, и подчеркивала зрителю роль актера, скрывая самого актера, как человека, как личность. Выходит, что, с одной стороны, персона – это проводник эго во внешний мир, его полномочный представитель, а с другой – защитник эго от внешнего мира, его панцирь. Этакий переговорщик между социальным миром и эго. «В сущности, персона не является чем-то "действительным". Она - компромисс между индивидуумом и социальностью по поводу того, "кем кто-то является".» (К.Г.Юнг) «Иными словами, это компромисс между требованиями среды и внутренней структурной потребностью индивида». (И. Якоби)

Включает ли персона в себя идеальное «Я»? Мне кажется, и да, и нет. С одной стороны, это мечта, что когда-нибудь я стану таким, что все вокруг поразятся, как они так долго не замечали, какой я хороший – и тогда, это про желание через персону быть принятым миром, а может быть, отомстить за обиды этому миру, хотя, наверное, это две стороны одной медали. А с другой стороны, ведь то, каким я хочу стать и гораздо глубже – это может быть про потенциальность личности и то, что прорывается сквозь персону, хочет быть реализованным, найти своё место, но, опять же, в социуме.

Для того, чтобы маска справлялась с возложенными на нее функциями, должны присутствовать три составляющих: во-первых, приемлемый образ Я – человеку в этом образе должно быть комфортно; во-вторых, этот образ должен быть принятым в этом обществе «в чужой монастырь со своим уставом не ходят»; в третьих, есть еще то, что Иоланда Якоби называет «более или менее случайные физические и психические обстоятельства, ограничивающие возможности реализации идеалов». Если одна из этих составляющих выпадает, что случается сплошь и рядом, тогда происходит перекос персоны и она не может адекватно выполнять свои функции. То есть, наш переговорщик – либо представляет нас совершенно не адекватно, либо защищает так, что мы остаемся в полном одиночестве.

В нашей стране еще в недавнем прошлом власть относилась к отдельно взятой личности, как Прокруст к мимо проходящим путникам – тому голову подрежет, тому ноги. Не надо выделяться, надо, что бы «быть как все», когда Персона кастрировалась – отвергался желаемый образ Я и культивировался «человек толпы», «винтик», «незаменимых людей у нас нет» (И.Сталин). И, как следствие, были те, которые отказывались быть «такими, как все» - бунтари, дессиденты, те, которые вели политические дебаты на кухнях. Причем, многие из них не считали себя никакими бунтарями, они просто жили в согласии с собой. Как сказал Юрий Стефанов (известный переводчик, исследователь сакрального), после того, как его пригласили на один из литературно-правозащитных вечеров: «Все они считали меня диссидентом, а я и не знал, что я диссидент».

Можно сказать, это наше российское наследство – преодолевать страх наших ближайших предков, их высказываемые реально и транслирующие бессознательно наказы «не высовывайся», «не выпендривайся», «будь как все».

Персона включает в себя формы социального поведения и привычки, относящиеся к внешнему виду человека, его осанке, походке, манере одеваться, мимике, даже к таким мелочам, как прическа. В современном мире и автомобиль, и квартира, и даже обустроенность рабочего пространства являются визитными карточками владельца. И, конечно, именно этими образами персона представляется в снах.

Если личность в ладу с социальным миром и собственной внутренней жизнью, то персона является тонкой защитной оболочкой. Но, если, по каким - то причинам, человеку выгодно скрывать свою истинную природу, маска застывает и становится ригидной. Фасад наращивается, покрывается лепниной, раскрашивается яркими красками – задача заключается в том, чтобы не допустить любопытных до того, что скрывается за кричащими вывесками. Задача – скрыть, замаскировать слабое эго. Есть даже такой вариант смерти: люди умирают, выйдя на пенсию. Они не знают, как дальше жить – ответственность за собственную жизнь, отсутствие возможности спрятаться за своей профессиональной маской оказываются для них невыносимым грузом. Маска «врастает» в эго, делая его недоступным для окружающих. Такой человек не удовлетворен своей жизнью, переполнен инфантилизмом и раздражительностью, которые скрывают горькую правду о том, что «всю свою жизнь я жил чужой жизнью».

Если же эго сильное, то оно в состоянии распоряжаться своей маской в зависимости от ситуации, в которой находится. Хорошо адаптированный к среде человек не станет участвовать в свадебном торжестве, вести переговоры с налоговым инспектором и председательствовать на собрании в одной и той же маске. Он позволит себе быть разным.